Анализ Закона Республики Таджикистан

176
«О печати и других средствах массовой информации» Закон РТ «О печати и других средствах массовой информации» принятый в 1990 г. пересматривался в 1992, 1996, 1997, 1999 и в 2002 годах.
Прежде всего, название закона не соответствует его содержанию. Это, конечно же, относится к слову «печать» в названии указанного закона. Международная практика показывает, что законодательный акт с таким названием не соответствует общепринятым стандартам.
В идеале можно было назвать Закон РТ о средствах массовой информации.
Далее, укажу некоторые концептуальные замечания к данному закону.
В Законе отсутствует решение ряда важных правовых вопросов деятельности средств массовой информации, это:• содержание юридического статуса собственника средств массовой информации,
• механизм предотвращения монополизации рынка средств массовой информации и ограничения концентрации в сфере массовой информации,
• система мер государственной поддержки СМИ,
• правовые гарантии свободы массовой информации и т.д.

Теперь, переходим к анализу тех статей, которые на мой взгляд имеют недостатки.
Статья 1 Закона дает определение средствам массовой информации. Согласно Закону «средства массовой информации представляются редакциями периодической печати, теле- и радиовещания, информационными агентствами, иными учреждениями, осуществляющими выпуск массовой информации».
Далее в законе указывается что «В соответствии с настоящим Законом средствами массовой информации являются газеты, журналы, бюллетени и другие периодические издания, предназначенные для публичного распространения и выходящие не реже одного раза в три месяца, а также телевизионные и радиопередачи, кинохроника, сообщения информационных агентств, аудио- и аудиовизуальные записи и программы».

Между тем, такая формулировка является устаревшим, советским наследием. В регионе СНГ абсолютное большинство стран не используют в своих законах данную формулировку. У них существуют соответствующие статьи, где даются общие понятия таких выражений, как «средство массовой информации», «журналист», «информационное агентство» и т.д.
Предлагается изложить указанную статью в новой редакции, назвав ее «Основные понятия». И в данной статье в расширенном виде привести все используемые в законе понятия.

Далее, в статью 2 закона также необходимо принять в новой редакции. В действующей редакции во 2-ом предложении отсутствует такая важная деталь, как «получение информации». Следуя нормам международных правовых актах, признанных Таджикистаном указанную статью необходимо изложить в соответствии со ст.19 Международного пакта о гражданских и политических правах. Напоминаю, что Таджикистан ратифицировал указанный Пакт в 1999 г.

Статья 4 Закона предусматривает принятия отдельного закона, о порядке предоставления государственных дотаций. На самом деле такого закона у нас не существует. Думаю, разработка и принятия такого законопроекта будет только на пользу СМИ. В указанном законе желательно в том числе, установить льготное налогообложение для СМИ.

Статью 7 Закона необходимо дать в следующей редакции: «Законодательство Республики Таджикистан о печати и других средствах массовой информации основывается на Конституции Республики Таджикистан из настоящего Закона, других законов Республики Таджикистан и международных правовых актов, признанных Республикой Таджикистан», так как:
а) «Законодательство» на то законодательство, что оно состоит только из законов, поэтому слова «других нормативно-правовых актов» из текста необходимо исключить;
б) Если необходимо и «другие нормативно-правовые акты» включать в данную статью, что название статьи необходимо изменить из «Законодательство Республики Таджикистан о печати и других средствах массовой информации» в «Правовые основы…», что значительно шире по своему содержанию.

Статья 8 Закона необходимо также пересмотреть. Согласно ч.1 указанной статьи право учреждать СМИ принадлежит местным хукуматам и другим государственным органам, политическим партиям, общественным организациям, массовым движениям, творческим союзам, кооперативным, религиозным, иным объединениям граждан, созданным в соответствии с законом, трудовым коллективам, а также отдельным лицам, достигшим восемнадцатилетнего возраста.

Между тем, статья 7 Конституционного Закона РТ о государственной власти на местах, которая называется «Право на учреждение средств массовой информации» предусматривает, что «Местный Маджлис народных депутатов и Председатель вправе учреждать свой печатный орган, использовать местное радио, телевидение и другие средства массовой информации в соответствии с законодательством Республики Таджикистан». Отсюда вытекает, что местный хукумат может выступать лишь учредителем газеты или журнала, а не телевидения или радио. Как видно из содержания статьи Конституционного Закона данная норма вступает в противоречие с анализируемым Законом о печати и других СМИ. Необходимо отметить еще тот факт, что на практике ни один местный хукумат не воспользовался данным правом и не вступил учредителем электронных СМИ в Таджикистане.

Предлагается в перечень учредителей СМИ включить также юридических лиц.
Кроме того, Гражданский кодекс РТ не знает таких организационно-правовых форм, как творческие союзы, кооперативные, религиозные объединения, а тем более трудовые коллективы. Следовательно, нужно исключить эти словосочетания из текста Закона.
Часть 2 указанной статьи определяет, что в Республике Таджикистан монополизация печати и других средств массовой информации не допускается. Однако механизм определения данной нормы не прописан. Т.е. каким образом может быть определена монополизация в сфере СМИ.
Часть третьей данной статьи также нуждается в пересмотре. Возьмем хотя бы положение о том, что «не могут быть учредителями средств массовой информации:

• граждане, не достигшие восемнадцатилетнего возраста, или в соответствии с установленным законом порядке признанные недееспособными или их дееспособность ограничена;».
А как быть с гражданами, отбывающими наказания в местах лишения свободы по приговору суда?
Следовательно, необходимо это момент тоже учесть.
Следующий пункт указанной статьи также нуждается в редакции.
• «иностранные граждане и лица без гражданства».
Здесь законодатель упустил такую категорию лиц, как иностранные юридические лица.

Регистрация СМИ согласно ст.9 Закона осуществляется органами государственной нотариальной конторы по месту их нахождения. Эта норма вступает в противоречие с Законом РТ о государственной регистрации юридических лиц, который относит регистрацию юридических лиц к компетенцию Министерства юстиции Республики Таджикистан.
Кроме того, существующая норма о представлении «заключения Министерства культуры РТ» для регистрации средства массовой информации не вписывается в текст указанной статьи, является излишним, необоснованным бюрократическим препятствием на пути создания средств массовой информации.
Часть 5 указанной статьи необходимо исключить так как данный вопрос должен быть регулирован на основании Закона РТ о государственной регистрации юридического лица.
Статью 13 Закона необходимо также исключить так как эта норма противоречит Закону РТ о госпошлине.
В первой части ст.14 в предложении «3. По решению суда в случае нарушения требований статей 6 и 22 настоящего Закона.» необходимо конкретизировать положении ст.6 и 22, так как указанные статьи состоят из несколько частей и не все нормы этих статей могут служить основанием для прекращения деятельности СМИ.

В статье 14 необходимо пересмотреть последний пункт, так как предложение с точки зрения законодательной техники неправильное. Перечисляя основания для прекращение деятельности СМИ, законодатель должен был бы написать, что «в случае нарушения положений настоящей статьи или вышеперечисленных оснований» и далее по тексту. А вместо этого, мы видим какую ту не понятную ссылку на «положения настоящего Закона», что является не допустимым. Кроме того, из данного предложения необходимо исключить Министерство культуры, так как регистрирующим органом в РТ по закону является Министерство юстиции.

Часть 1 ст. 24 Закона, которая гласит «Гражданин или организация вправе требовать от редакции средства массовой информации опровержения опубликованных сведений, не соответствующих действительности и порочащих их честь и достоинство.» нуждается в редактировании. Так как понятия честь и достоинство присущи лишь личности, а не организации. Организации могут претендовать на деловую репутацию и не более того.
В нумерации статей 24, 25 и 26 нет логичности. Правильнее было бы поместить статью 26 (Рассмотрение судом заявления о публикации опровержения либо ответа) после статьи 24, в котором речь идет о публикации опровержения либо ответа.

Слова «… или органа государственного арбитража» в часть 2 статьи 25 необходимо исключить, потому что, во-первых в Таджикистане нет такой структуры Государственный арбитраж, во-вторых, слово суд включает в себе все судебные органы Таджикистана.
Третий абзац статьи 27 в части, где написано «…в порядке предусмотренном законом для обжалования неправомерных действий органов государственного управления и должностных лиц, ущемляющих права граждан» необходимо редактировать, поскольку нет закона на которое ссылается в указанном пункте.

Следующий абзац, касательно «перепечатки материалов» следует полностью исключить, так как эти нормы регулируются соответствующим законом об авторских правах.
Предлагается указанную статью дополнить соответствующими нормами относительно «запроса информации», «сроков предоставления ответа на запрос информации», «ответственности за несвоевременное предоставление ответа на запрос информации» и т.д.
Желательно также дополнить текст закона отдельной статьей относительно «скрытой записи», в котором прописать условия и цель производства такой записи.

В связи с тем, что ч.2 абзац первый и ч.3 статьи 29 Закона являются ограничительными, можно даже сказать цензурными и в целом, противоречащими международным стандартам свободы слова, предлагается изменить название статьи на «Конфиденциальные сведения и тайна источника информации» и изложить ее в следующей редакции:

«Главный редактор, журналист, организация, осуществляющая выпуск СМИ, не вправе разглашать в распространяемых сообщениях сведения, предоставленные гражданином с условием сохранения их конфиденциальности.

Главный редактор, журналист, организация, осуществляющая выпуск СМИ обязаны сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее им сведения с условием не разглашения его имени, за исключением случая, когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом.
Сведения, позволяющие идентифицировать источник информации, составляют тайну, специально охраняемую настоящим Законом.

Главный редактор, журналист, организация, осуществляющая выпуск СМИ, не вправе разглашать в распространяемых сообщениях, сведения прямо или косвенно указывающие на личность несовершеннолетнего, признанного потерпевшим, или совершившего преступление либо подозреваемого в его совершении, а равно совершившего административное правонарушение или антиобщественный поступок, без согласия самого несовершеннолетнего или его законного представителя.».

Статью 30 Закона предлагается исключить, а определение понятия журналиста в более расширенном виде привести в начале закона в соответствующей статье.
Права журналиста в ст. 31 необходимо расширить. В частности, в числе прав журналиста можно включить следующие моменты:

Журналист имеет право: а) посещать органы, организации и объединения либо их пресс-службы, б) быть приняты в первоочередном порядке в связи с осуществлением ими профессиональных обязанностей, в) получать доступ к документам и материалам, за исключением их фрагментов, содержащих сведения, составляющие государственную, коммерческую, или иную специально охраняемую законом тайну, г) копировать, публиковать, оглашать или иным способом воспроизводить документы и материалы при условии соблюдения прав на интеллектуальную собственность, д) излагать свои личные суждения и оценки в материалах, предназначенных для распространения за его подписью, е) распространять подготовленные им сообщения за своей подписью, под псевдонимом или без подписи.
В последнем предложении статьи 38, которая гласит: «Размер возмещения морального (неимущественного) вреда в денежном выражении определяется судом» необходимо установить определенные пределы.

Практика показывает, что суды обычно устанавливают такие размеры морального ущерба, что могут привести к закрытию СМИ или к плохим последствиям для журналистов и авторов публикаций.
В судебной практике РТ по делам СМИ существует однобокий подход: во главу угла ставиться защита конституционного права человека на честь и достоинство – суды стремясь защитить лицо, которое является потерпевшим, но зачастую ущемляют другие конституционные права, в частности право на свободу слова и массовой информации. Нужно заострить внимания судов на необходимости обеспечение баланса этих прав.
Необходимо выработать такие нормы, чтобы не приводили к закрытию средств массовой информации или к другим нежелательным последствиям для журналистов.
С учетом изложенного, можно заключить, что действующий Закон Республики Таджикистан о печати и других средствах массовой информации в целом, нуждается в комплексной переработке.

Фаррухшо Джунайдов, юрист