Если закон не на пользу, то… или попытка №2 разобраться в причинах застоя отечественного телевидения

106

На данях вернулся из Матчинского района. Взгляните на эту карту. Напоминает карты Великой Отечественной. Слава Богу,  нарисована она в мирное время, но, глядя на нее, непроизвольно на ум приходит  слово «война». Только войны идеологий, мировоззрений, мнений,  идей, одним словом – информационная война.

Стрелки, направленные на горный район это телестанции соседней страны, сигнал которых  беспрепятственно можно поймать без использования каких- либо специальных приспособлений и народным способом –  используя алюминиевую проволоку как антенну. Автор этой карты, директор частной телекомпании Солехзода, повесил ее у себя в кабинете и чуть ли не каждому заезжему гостю с горечью рассказывает о том, что его изнуренная безденежьем нищая станция не может конкурировать  с  десятью мощными телеканалами соседей,  успешно вещающих на территории его приграничного района.  Увы, эту горькую действительность можно констатировать не только в этих дальних горных районах Таджикистана, но и в двух шагах от Душанбе  – в Шахринаве, Гиссаре, Регаре.  И эти мощные каналы имеют своего зрителя. Потому что зрителю, по большому счету, все равно кто производитель качественного продукта. Если смотрят, значит, этот  продукт, в отличие от нашего – отечественного,  качественен и имеет спрос на рынке. Так в чем причина неконкурентоспособности отечественной телепродукции? Причин может быть несколько, но основной причиной, на мой взгляд,  является «Положение о лицензировании отдельных видов деятельности» (глава 10: «Особенности лицензирования деятельности в областях телевидения, радиовещания и производства аудиовизуальных произведений»), связавшие по рукам и ногам производителей.

Противоречие Конституции
На мой взгляд – не юриста, это положение, обязывающее, обязательному лицензированию все аудиовидеопроизводство противоречит с 30-й и 40-й статьями Конституции. Статья 40 Конституции гласит: «Каждый имеет право на свободное участие в культурной жизни общества, художественном, научном и техническом творчестве и пользоваться их достижениями. Культурные и духовные ценности охраняются государством. Интеллектуальная собственность находится под защитой закона».

Не знаю чем руководствовались  и как интерпретировали эту статью Конституции   инициаторы введения лицензии на производство. В моем понимании «имеет право на свободное участие и пользоваться достижениями» означает, в том числе,  свободное  производство, поскольку если не будет что производить и некому производить, то как можно свободно этим пользоваться?!  Иными словами, если юристы признают это противоречие с главным Законом страны, то необходимо упразднить эту норму, поскольку ни один профильный закон и даже международная норма не могут превалировать над Конституцией. С другой стороны, в этом положении нарушена логика. Какая страна в мире не заинтересована в отечественном производителе? Представьте, если введут лицензию на выращивание картошки и процесс ее получения не будет прозрачным. Что произойдет? Прежде всего, повысится цена на картошку, а для удовлетворения потребностей потребителя эта продукция будет завозиться из зарубежья. В результате средства потребителей, что являются достоянием государства, будут уходить за границу. Кому- то это сравнение может показаться   слишком примитивным, но пока отношение к аудиовизуальному производству не изменится как к потребительскому товару, эта отрасль не будет развиваться.

Ограниченный  видеоконтент  и угроза этого явления

Нет производства – нет конкуренции, но спрос есть всегда. Результат: неинтересный и однообразный контент отечественных каналов и поиск лучшего телепродукта местным  потребителем в других источниках информации. Мой коллега – российских журналист, часто посещающий страны Центральной Азии пришел к интересному умозаключению, с которым нельзя не согласиться: чем больше количество спутниковых антенн в стране, тем слабее и неконкурентоспособные отечественные  производители. Разве эти «тарелки» не заполонили крыши  душанбинских домов?  Разве слабый телеконтент не сделал нас зависимыми от спутниковых каналов и DVD –проигрывателей? Разве мы не  чувствуем, что бойкая торговля «тарелками» и DVD – проигрывателями бьет по карману госбюджета и  самих же потребителей?

Разве это положение о лицензировании  не ставит под угрозу информационную безопасность и национальную культуру? Ставит, выражаясь в стиле газеты «СССР»- еще как ставит!  СМИ имеют огромное влияние на формирование человека, особенно подрастающего поколения. Представьте, какое национальное самосознание могут иметь молодые люди, выросшие под влиянием русскоязычных телеканалов  в центральных городах, а в приграничье – под влиянием телеканалов соседних стран? Как они могут чтить исконно таджикские ценности? Если они не могут быть полностью в этой культурной  среде, то  не могут быть и представителями этой культуры. Не дай Бог, если эта тенденция будет продолжаться, они будут напоминать по притче ту ворону, что пытаясь подражать походке куропатки, забыла и свою походку тоже.  Поделившись своей  озабоченностью с одним из жителей Мастчо, получил быстрый ответ:
-Поверьте, если бы не гордость горцев, в ближайшие годы никого не   осталось  бы с таджикским мышлением и таджикской самоидентичностью в этом регионе.  Горцы , понимаешь ли …
Хочу поделиться несколькими предположениями, откуда появилось это положение о лицензировании в Таджикистане. Конечно, каждый закон и подзаконный акт, в случае надобности, принимается,  видоизменяется и даже отменяется. Какая острая необходимость была в принятии этого положения, обязывающего всех производителей получать лицензию, к сожалению, мне неизвестна. Но, судя по всему, этот закон был принят в подражание аналогичному узбекскому закону, поскольку, согласно официальной  информации,  только в Узбекистане из всех постсоветстких  стран осталась эта правовая норма. А может, узбеки приняли этот закон, подражая нам? В общем, кроме этих двух стран в других странах региона законотворцы до этого не додумались. А может, кроме нас ни в одной другой стране мира нет столь правильной политики в отношении отечественного производства видеоконтента? Кстати, в Беларуси также на заре 2000-х приняли такой закон, но век его был короток. Смекнув  вредность этой затеи, его быстренько отменили.  Для тех, кто далек от темы, могу сказать, что этот закон не запрещает производство полностью. Ни в коем случае. Вы должны представить определенный пакет документов и ждать ответа от регулятора: одобрили ваш запрос или нет. Это дело конечно быстрее выполнят коммерчески заинтересованные структуры. В отличие от них, творческие личности, априори не желающие заниматься бумажной волокитой и не имеющие большие финансовые возможности, остаются за бортом и не получают лицензии. Честно говоря, мы переплюнули соседей в своем рвении контролировать этот процесс. Согласно информации экспертов, в Узбекистане эта процедура напоминает по своей простоте получение патента частного предпринимателя. Видимо не ошибаются  эксперты, если только в одном Ташкенте  более 300(!) продакшн – студий получили лицензию, а по всей стране 600. По мнению экспертов в целом по  нашей стране продакшн – студий (по идее главных производителей) не более 50.

Негативные и опасные последствия этого положения мы явственно почувствуем в 2015-16 гг., если его до того момента его не отменят. Когда наша страна, согласно подписанным ею соглашениям, должна перейти на цифровое вещание и появится возможность запуска нескольких каналов на одной частоте, что требует в свою очередь, наполнения этих каналов интересными и разнообразными программами. Чем будем заполнять столько каналов, фактически не имея отечественное производство? Неизвестно.
По моему мнению, если это положение о лицензировании аудиовизуального   производства противоречит  Конституции и существует понимание всего наносимого этим положением вреда отрасли, государственным и общественным интересам, то три органа, ответственные за информационную безопасность, развитие культуры, национальное самосознание и государственный имидж, а именно – Парламент, Комитет госбезопасности и Гостелерадиокомитет должны озаботиться скорейшим исправлением ситуации. В противном случае, все наши предложения  будут напоминать ситуацию из этого анекдота:

Бидуин, ведя  загруженного верблюда за повод,  направлялся к своему жилищу. Прохожий спросил у него: – Что везешь в своих хурджинах? Бидуин ответил: – В одном хурджине у меня золото, а в другом столько же по весу камней. Прохожий сказал: – Было бы проще, если бы ты поделил  поровну свое золото на два хурджина , тем самым облегчил бы ношу своему верблюду, и сам не шел бы пешком. Бидуин оценил этот совет, разделил золото на два хурджина, уселся на верблюда и спросил у прохожего: – С таким умом ты, вестимо, эмир, везирь или может еще какой правитель? Тот ответил: – Нет. Бидуин спросил снова: – Может у тебя есть несметные сокровища? Прохожий сказал: – Нет у меня за душой ни гроша. Бидуин гневно спешился с верблюда, пересыпал золото заново в один хурджин, другой забил снова камнями и сказал: – Если ты не эмир, и не везирь, даже не правитель  и у тебя нет за душой того, что есть у меня, то и советы твои не стоит слушать.

 Изатманд Саломов